Сочувствие имеет свои пределы

Когда мы пытаемся поставить себя на место другого, мы изначально предполагаем, что этот другой чувствует то же, что и мы. Однако новое исследование, опубликованное Ассоциацией психологических наук, выяснило, что у нас есть ограничения: мы не распространяем нашу эмпатию на людей с отличными от наших политическими взглядами, даже в экстремальных ситуациях.

Политические баррикады

Ученые решили обратиться к изучению этой проблемы, поскольку давно известно об огромной пропасти между людьми, находящимися «по разные стороны политических баррикад».

Мы можем найти общий язык с людьми другого пола или из другой страны, но если у нашего визави иные политические предпочтения, пропасть непреодолима. «Политические ценности весьма эмоциональны. И люди серьезно разгорячаются», — говорит Эд О’Брайан (Ed O’Brien) из университета Мичигана, который провел исследование в соавторстве с Фиби С. Эллсуорт (Phoebe C. Ellsworth).

Мне холодно, тебе холодно?

Авторы решили исследовать, каким образом мы проецируем свои телесные ощущения на ощущения других людей.

В первом эксперименте исследователи опрашивали людей, ожидающих автобуса на остановке в холодную зимнюю погоду. Легко предположить, что эти люди действительно мерзли. Обычно наши телесные ощущения настолько сильны, что легко проецируются на других людей: мне холодно, значит, и тебе холодно. Психологи решили исследовать, насколько далеко может распространяться такое проецирование.

Итак, людям на холодной остановке предложили прочесть историю о человеке, который пошел в поход зимой, но заблудился, и у него нет ни воды, ни еды, ни дополнительной теплой одежды. В разных вариантах истории этот турист был представителем различных политических взглядов (прогрессивный демократ или традиционный республиканец). У людей спросили, что наиболее неприятно для туриста – жажда, голод или холод, насколько сильно он страдает от этих телесных состояний, а также каковы их политические взгляды.

Во втором эксперименте историю о заблудившемся туристе читали посетители теплой и комфортной библиотеки.

Результаты опроса были следующими. Если описанный турист был одних с участником политических взглядов, участник утверждал, что туристу также холодно, как и ему. Если же он был их политическим оппонентом, замерзшие участники, которые по идее должны были проецировать свои телесные ощущения на туриста, сочувствовали ему не больше, чем участники, пребывающие в теплой библиотеке.

Похожие результаты были обнаружены в другом эксперименте, когда участники, которых кормили солеными снеками в лаборатории, не считали, что бедному туристу также хочется пить, как и им.

Мы не сочувствуем тем, кто слишком отличается от нас

Все эти результаты показывают, что люди не склонны сочувствовать тем, кто слишком отличается от них, даже когда чувства перевешивают доводы разума. Это демонстрирует удивительный факт ограничений нашей способности к эмпатии по отношению к людям, которые разнятся с нами или с которыми мы не согласны.

Например, в одном исследовании выяснилось, что люди больше выступают против пыток, если получили кратковременный болевой стимул. Однако это же исследование продемонстрировало, что люди становятся более лояльными к использованию пыток, если их применяют к кому-то очень отличному от них.

Чувство голода или холода может оказаться недостаточно сильным, чтобы сопереживать бедственному положению бездомных людей, поскольку они слишком отличаются от нас. «Даже если вы сочувствуете кому-то, вы не можете позволить этому чувству влиять на мнение о людях, которые очень не похожи на вас», — резюмирует автор.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

4 × четыре =